3° | 11° Температура: 3°C | 11°C

Поиск

Разное

На ТВ-3 стартовал американский сезон российского сериала "Чернобыль 2: зона отчуждения"

  • Автор Сергей Затишьев

«Чернобыль 2. Зона отчуждения» стал первым российским сериалом, снятым в Голливуде с участием американских актеров, игравших в «Форсаже», «Маллхоланд драйве», «Игре престолов», «Родине», «Американской истории ужасов», «Секретных материалах», «Скорой помощи», «Звездном пути».

Предотвратив аварию на Чернобыльской АЭС в 1986 году, единственный выживший герой Паша (Константин Давыдов) возвращается в наши дни и обнаруживает, что вместо СССР распались США – взрыв реактора случился на американской атомной станции, что привело к гражданской войне.

На родине тем временем царит эпоха победившего социализма и передовых технологий, только вот Паше в этой утопии места нет – во-первых, тут живет его никогда не путешествовавший во времени двойник, во-вторых, злодей-чекист Костенко (Евгений Стычкин) занимает высокопоставленный пост. Остается одно – уехать в Америку и каким-то образом попасть в прошлое, чтобы вновь его изменить.

Невозможно просто так взять и описать происходящее дальше, но в итоге Паша в компании новых версий старых друзей — Леши (Сергей Романович), Гоши (Анвар Халилулаев), Насти (Валерия Дмитриева) и Ани (Кристина Казинская), а также еще одного загадочного персонажа (место Подкастера из первого сезона занимает таинственный человек в маске и с машиной времени) – прорываются сквозь «железный занавес» и долетают до Америки, точнее до населенной бандитами выжженной пустыни вокруг местной АЭС.

Первый сезон сериала «Чернобыль. Зона отчуждения» успешно стартовал на ТНТ в 2014 году, второй, спустя три года, выходит на ТВ-3, где с некоторых пор работают продюсеры шоу Валерий Федорович и Евгений Никишов – именно они ответственны за новую концепцию канала, новый контент (частично перекочевавший вместе с ним с того же ТНТ), новый слоган «Все, кроме обычного».

И действительно, уже и без того совершивший своего рода жанровую революцию на российском ТВ мистический подростковый триллер «Чернобыль» изменился если не до неузнаваемости, то весьма ощутимо. Кресло режиссера занял Павел Костомаров, кинооператор и документалист, дебютировавший на телевидении в качестве постановщика второго сезона «Закона каменных джунглей», а местом действия стала Америка – съемки проходили в Голливуде с соответствующим шиком, блеском и размахом.

По заваленной металлоломом и прочим хламом постапокалиптической пустыне, на раздолбанных тачках мчатся на встречу с буквально упавшими на их головы с неба русскими новые американские гангстеры, бритоголовые, забитые татуировками, вооруженные до зубов, через слово вставляющие «fuck» (английскую речь не заглушает одноголосый перевод) – чем не «Безумный Макс».

И сразу же, с места в карьер – снятая с неожиданных ракурсов всевозможными экшен-камерами перестрелка, первая кровь. Тут вам не Чернобыль, о радиации никто не печется – за что ей «цепляться», если на многие мили вокруг ни одного дерева – зато пулю можно словить в два счета. За время, разделяющее выход двух сезонов, повзрослели если не герои, то поклонники шоу, которым теперь можно предложить возрастной рейтинг повыше.

Новый «Чернобыль» выглядит менее мистическими, более жестоким и откровенным – в первых сериях бесконечно говорят о сексе. Пока только говорят, но и это уже прорыв. Смена локаций диктует свои правила, так что фантастика теперь с элементами вестерна и боевика, со сценами в душе, сценами грязного, но жестоко наказуемого харрасмента, с переодеваниями и раздеваниями на камеру – все, как у взрослых.

Кое-что, впрочем, осталось неизменным. В полных наивного драматизма перебивочных эпизодах, которыми перемежаются погони на больших скоростях, перестрелки и напряженное противостояние с заморскими бандитами, герои не всегда к месту и зачастую не вовремя пытаются выяснить запутанные личные отношения. Томно вздыхают, закатывают глаза, страдают — любой российский сериал, он ведь с душой, как бы ни маскировался под условных «Ходячих мертвецов».

Впрочем, направление все равно выбрано верное, как и зарубежные референсы – зачем изобретать велосипед, когда можно поместить персонажей в уже придуманные кем-то, но неожиданные для них предлагаемые обстоятельства, в контекст не локальной, а глобальной поп-культуры. Сбросить оковы с одной стороны набившего оскомину «мыла», с другой – не менее надоевшего псевдоисторического самокопания и соревнования за лучший сериал сезона в жанре ретро-шик. И того, и другого на отечественных каналах в избытке, тогда как по-настоящему жанрового продукта все еще ничтожно мало.

Чернобыль» продолжает выбранную в первом сезоне линию, художественный вымысел здесь главенствует над исторической достоверностью, так что авторы вольны придумывать свою вселенную без оглядки на реальность – чистое развлечение. Да, политику и сюда приплести при желании не трудно, но желания, если честно, нет – авторам и российско-американские отношения, и спорные аспекты внутренней жизни страны интересны скорее с визуальной точки зрения, как бы странно это ни звучало. История все равно не знает сослагательного наклонения, зато хорошее кино активно его использует. И в этом смысле «Чернобыль 2», каким бы он не получился в итоге, автоматически становится явлением на российском телевидении. Которое, очевидно, выходит на уровень мирового гораздо быстрее, чем российское кино.

Каждая из восьми серий снята в определенном жанре: фильма-катастрофы, боевика, мистического триллера, ретро-драмы и других.

В сериале снимались Константин Давыдов, Сергей Романович, Кристина Казинская, Валерия Дмитриева, Анвар Халилулаев, Евгений Стычкин, Мо Галлини, Роберт Пол Тэйлор, Джолин Андерсен, Владимир Епифанцев, Ольга Бузова и другие?

Пожалуй, по «раскрутке» новый сезон сериала «Чернобыль» не уступает сериалу «Гоголь». Проект «Чернобыль» в этот раз «переехал» с канала ТНТ на ТВ 3, а эта кнопка уже отличилась тем, что устроила такое промо сериала «Гоголь», что мало не показалось. Напомним, что в свое время первый сезон сериала «Чернобыль» показали в кинотеатрах, а лишь потом по ТВ, передает портал Neelov. С «Гоголем» получилось еще круче — его посерийно выпустили в полноценный кинотеатральный прокат, собрали неплохие дивиденды, а потом делились этим ноу-хау на международной индустриальной арене.

Теперь же все силы пущены на раскрутку нового сезона сериала «Чернобыль: Зона отчуждения» — он выйдет в эфир ТВ 3 10 ноября в 20:00. Будущие зрители уже знают, что в этом сериале они увидят всех — от Ольги Бузовой до Анны Шатиловой. От голосового помощника Алисы до Варвары Визбор. Но это еще не все — за день до эфира в ход пущена «супертяжелая артиллерия» в лице Ксении Собчак.

Интерактивно, в прямом эфире, ведущая — Ксения Собчак. ТВ 3 запускает шоу нового формата «Чернобыль. Зона обсуждения», а это значит, что 10 ноября в 21:30, сразу после премьерного показа двух первых серий проекта «Чернобыль 2. Зона отчуждения» в прямом эфире ТВ 3 и сообщества сериала «ВКонтакте» стартует это интерактивное шоу, в котором зрители канала, поклонники сериала, а также журналисты, блогеры и другие представители медиасообщества смогут погрузиться в «кухню» проекта, задать все интересующие их вопросы и пообщаться с создателями «Чернобыля» в неформальной обстановке. Гостями шоу, помимо авторов сериала и исполнителей, станут актёры, сценаристы, режиссёры и продюсеры популярных в России современных сериалов.

«Чернобыль. Зона Обсуждения» — первое в истории российского телевидения афтершоу, которое будет транслироваться одновременно и на ТВ, и «ВКонтакте». Сообщество сериала в крупнейшей в России социальной сети сейчас насчитывает свыше 500 тысяч подписчиков, это самая крупная площадка, где общаются поклонники «Чернобыля».

Напомним, что действие второго сезона стартует в альтернативной реальности, созданной в стилистике ретрофутуризма, где СССР не распался, а стал главной мировой сверхдержавой, флагманом передовых технологий и законодателем мод.

Анвар Халилулаев

Актер, исполнитель роли Гоши

«Мы понимаем, что с выхода первого сезона прошло уже три года — и что фанаты будут придираться к каждой мелочи. Но мы старались работать на совесть, ведь все в итоге делается исключительно для зрителей. Вообще, нам кажется, что второй сезон получился на голову выше первого. Он более экстремальный, более насыщенный — не только по событиям, но и по картинке. Связано это с тем, что Павел Костомаров во всех смыслах художник. Достаточно трудно описать, как у него в голове рождается кино, но в сериале вы найдете как референсы к «Безумному Максу», так и к фильмам Дэвида Линча: например, у Паши есть кадр, в котором персонаж просто несколько минут точит карандаш!

В общей сложности работа над вторым сезоном заняла два года. Она проходила в Москве, Риге и Лос-Анджелесе. В Риге (точнее в 300 км от нее) мы снимали Чернобыль — там достаточно много заброшенных домов, локаций, похожих на покинутую Припять и зону отчуждения. Но большая часть съемок, конечно, проходила в Америке, ведь по сюжету действие происходит в декорациях постапокалиптической зоны Калверт-Клифс.

Разумеется, приходилось сниматься на фоне спецэффектов — и это было непросто. Если американцы круто играют на хромакее, то русским актерам приходится тяжко на «зеленом экране». У нас этому просто не учат, да и компьютерная графика находится не на том уровне».

Сергей Романович

Актер, исполнитель роли Леши

«В Америке классно: расслабленная атмосфера, солнце 365 дней в году и люди более открытые. Я ходил по магазинам, а мне могли сказать, например: «Клевые ботинки!» «Че-е-е?!» — было моей первой реакцией. Думал, это какой-то подвох, а там просто так общаются. Все-таки климат — решающий фактор. Когда всегда солнечно, то у тебя и настроение под стать, а когда как у нас в октябре — то и состояние соответствующее.

Но в Голливуде не привыкли работать так, как работаем мы. Что тут поделаешь, слишком разные методы кинопроизводства. Американцы к ним просто оказались не готовы! Их рабочий день составляет 8 часов. Если ты работаешь больше, тебя могут засудить. Я бы хотел, чтобы в России тоже так было. Если бы у нас были такие законы, мы бы уже давно здесь все сели! У нас 8 часов — это только свет поставить, первую сцену снять и разогнаться. Местные давали объявления в соцсетях: не идите на проект к этим сумасшедшим русским! Мы жили в состояние постоянного стресса, с ощущением, что на нас вот-вот донесут. И каждый раз приходили как будто на новую площадку, так как оставались только самые крепкие».