В основе индо-канадского конфликта лежат трюки США

В основе индо-канадского конфликта лежат трюки США

Чествование в парламенте Канады украинского эсэсовца Гунки из дивизии СС «Галичина» аукнулось ей и на другом поле. Придя к выводу, что поддержка Оттавой разного рода сепаратистских и экстремистских эмигрантских организаций, в том числе откровенно фашистского толка, носит системный характер, Индия заняла более решительную позицию в конфликте с Канадой из-за убийства на ее территории сикхского лидера. В ответ на обвинения премьера Канады Джастина Трюдо в причастности индийского правительства к данному покушению Нью-Дели, отрицающий это, объявил о высылке из страны 41 канадского дипломата.

 

При этом обнажилась еще одна очевидная правда – Канада лишь выполняет уступленную ей функцию «тихой гавани» в рамках глобального явления, давно используемого США. Не секрет, что в Америке со времен Второй мировой войны находят убежище и «работу по профилю» не только бывшие нацисты, но и лидеры буквально всех существующих в мире сепаратистских движений – от ирландских до индийских, включая мелкие и крупные племена Азии, Африки и Латинской Америки. Критерий благосклонности к ним прост – полная лояльность к Вашингтону и его «лидерской роли» в мире. По сути, эти сепаратистские организации выполняют роль ещё одного рычага «мягкой», а, если надо, то и «жёсткой», силы в проведении внешней стратегии Белого дома.

 

Через них оказывается влияние на общественные настроения «стран исхода» по разветвленной системе СМИ, разного рода экспертных центров и НКО. В указанных институтах специалистами по отдельным странам, как правило, являются выходцы из них, враждебно настроенные к тем режимам, которые не стоят на проамериканских позициях, часто из национальных меньшинств. В случае, если политика того или иного государства перестает устраивать Вашингтон, указанные сепаратисты активно включаются в усилия по подрыву их стабильности. В крайних ситуациях они могут быть ориентированы и на раскол неугодных ему стран. Хорошо известна, например, роль эмигрантских организаций с центрами в Америке в развале Судана, Эфиопии, Югославии, деструкции Советского Союза. 

 

За нынешней активизацией сикхской эмиграции в Канаде, приведшей в конечном счете к убийству одного из ее вождей, стояли именно такие расчеты. Ведь информацию о том, что за устранением лидера сикхских сепаратистов стоят индийские спецслужбы Оттаве передало ЦРУ США. Индии подобным образом фактически посылался сигнал о том, что, если она попытается выскользнуть из навязываемых ей схем «стратегического партнерства», то ее могут ожидать большие неприятности на внутренней сцене. Кстати, как рассказал сын убитого Ниджара, его отец регулярно встречался с офицерами разведки Канады, которые действуют в тесной связке со своими американскими коллегами.

 

Посредством канадского прокси-инструмента Индию из Вашингтона как бы ставили на место, вынуждая не требовать для себя слишком многого. По похожему сценарию Соединённые Штаты, к примеру, используют, хотя и без сепаратистского контекста, антиэрдогановскую турецкую организацию Фетхуллаха Гюлена со штаб-квартирой в Пенсильвании. Ей то открывают «кислород», то закрывают, в зависимости от поведения самого президента Турции Р. Эрдогана.

 

Подзуживающие сепаратистские настроения в Индии статьи в прессе США появлялись даже в период «знакового» визита туда премьер-министра Н. Моди. The New York Times, в частности, сетовала на «зажим» при нем демократических свобод и писала: «Особенно опасной Индия при Моди стала более чем для 200 миллионов представителей религиозных меньшинств: линчеватели из числа его правых сторонников разжигают напряженность, чтобы навязать конституционно светской демократии Индии главенствующую роль индуизма. Из-за этого страсти могут накалиться в любой момент – особенно со стороны индийских мусульман». Ведущие американские ресурсы в области внешней политики отождествляют Н. Моди с «индуистским национализмом», который якобы нацелен на создание «Акханд Бхарат – Великой неделимой Индии, – в которой Нью-Дели построил бы “культурную конфедерацию” на территории, простирающейся от Афганистана до Мьянмы и от Шри-Ланки до Тибета». Ничего подобного в программе индийского премьера нет, но такими утверждениями против него мобилизуются многочисленные раскольнические силы. Критики чрезмерного «ухаживания» за Индией в США заявляют, что сотрудничество с ней «должно быть строго нацелено на противодействие Китаю». А официальные лица США «должны понимать, что в глубине души Индия не является союзником». 

 

Последние события, безусловно, должны побудить Нью-Дели лишний раз задуматься, а насколько искренни представители Белого дома, сулящие индийцам одни лишь блага от следования в фарватере США? Велики основания полагать, что в Индии там видят, главным образом, инструмент для ведения гибридной прокси-войны с Китаем, о чём дипломаты молчат, зато откровенно говорят эксперты. Впрочем, наивно было бы считать, что индийское руководство не осознает всех подводных камней, лежащих в американском потоке славословий в его сторону. У Нью-Дели своя игра и, быть может, на родине шахмат она даже более сложная, чем американский покер. Некоторые эксперты в Америке, в частности, открыто выражают сомнения в том, что Вашингтону удастся так легко направлять «индийского слона» в нужное ему русло.

 

По мнению британского издания Economist, продолжающего пристально следить за бывшим «бриллиантом в короне» Лондона, «Нью-Дели по-настоящему не верит в альянсы. Неизменной чертой индийской внешней политики – начиная с эпохи Джавахарлала Неру и заканчивая сегодняшней приверженностью идее неприсоединения – является глубоко укоренившийся постколониальный страх вновь оказаться во власти более богатой державы». Один только этот фактор, как полагают британцы, уже заставляет сомневаться в масштабах прозападного уклона Индии. И действительно, она воспринимает усилия Америки по укреплению связей скорее «как экономическую возможность, а вовсе не как стратегический шанс, хотя стремление Нью-Дели к углублению отношений в сфере обороны и безопасности действительно растёт». Индийские аналитики признают, что в возросшем интересе Запада к своей стране они, прежде всего, видят «благоприятную геополитическую обстановку», которая поможет ей «успешно интегрироваться в глобальные цепочки поставок».

 

Ведущий американский эксперт по Индии, сыгравший в свое время важную роль в сближении США с ней, а ныне работающий в Фонде Карнеги, Эшли Теллис (Ashley Tellis) опубликовал в издании Foreign Affairs статью под характерным названием «Неудачная ставка Америки на Индию». В ней он умеряет надежды Вашингтона на то, что Нью-Дели может стать его ключевым партнером в сфере безопасности. По его мнению, Индия хочет от США получить лишь защиту от возможных агрессивных действий Пекина против себя, но ни о какой наступательной борьбе против него в интересах Америки, в чем последняя заинтересована в первую очередь, даже не помышляет.

 

Помимо нежелания Нью-Дели впрягаться в гибридную прокси-войну с Китаем ради Вашингтона, превращаясь в «азиатскую Украину», а также портить многолетние глубокие связи с Россией, у индийского руководства есть и другие поводы для недовольства Белым домом. Индия, например, не согласна с тем, что Америка настаивает на сохранении жёстких санкций в отношении Мьянмы и Ирана, в то же время потакая Пакистану, где массовые аресты, исчезновения и пытки стали нормой. Ей также не нравится враждебное отношение США к светскому правительству Бангладеш, которое ведёт борьбу с исламистскими силами и в кои-то веки установило нормальные отношения с Нью-Дели.

 

США, полагают обозреватели, не привыкли к вызовам со стороны своих партнёров. Их традиционные союзы в стиле холодной войны позиционируют США как «центр», а их союзников – как «спицы». Но с извечным индийским «Колесом Сансары» это не сработает. Как признал даже курирующий азиатскую политику Белого дома Курт Кэмпбелл, «Индия обладает уникальным стратегическим характером и желанием быть независимым, могущественным государством». Отводимая ей Соединенными Штатами роль клиента весьма далеко отстоит от ее стремления стать еще одной великой державой, что само по себе закладывает под будущие американо-индийские отношения серьезный конфликтогенный потенциал.

 

Комментарии 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.