Польско-украинский кризис: «план Зеленского» не работает

Польско-украинский кризис: «план Зеленского» не работает

Варшава и Киев продолжают торговые войны при том, что и Анджей Дуда, и Владимир Зеленский продолжают заверять обывателей в непоколебимой стойкости польско-украинского альянса. Однако ситуация на польско-украинской границе не оставляет сомнений: конфликт есть и стороны не знают, как из него выйти. Вполне ожидаемо и Киев, и Варшава обратили свои взоры на Брюссель. 

 

Проблема на границе возникла задолго до 6 ноября, когда водители польских большегрузов вышли на забастовку и заблокировали транзит на трёх погранпереходах (Korczową, Dorohusk i Hrebenne). С 23 ноября к ним добавился ещё один КПП – карпатский «Медыка-Шегини». Его дальнобойщики заблокировали вместе с фермерами, у которых тоже есть претензии к польскому правительству. 

 

В очереди на пересечение одного только погранперехода «Медыка» сразу возникла пробка из тысячи украинских большегрузов. Она растянулась на 30 километров. С польской стороны тоже очередь. 

 

Забастовщики беспрепятственно пропускают в сторону Украины гуманитарную помощь и военные грузы для ВСУ, а также легковые автомобили. Остальные фуры пропускаются дозированно – примерно по одной в час, а в Медыке – две в день. Такими радикальными мерами польские предприниматели вынуждают официальную Варшаву отказаться от дискриминации национального бизнеса в угоду Киеву и Брюсселю. 

 

Польские дальнобойщики требуют от правительства вернуть оформление разрешений на транзит для украинских компаний. Варшава отменила оформление этих документов в угоду Еврокомиссии, которая желала поддержать украинский бизнес. Вышло так, что украинские транспортные компании получили привилегии на транзит в ЕС, а польские оказались дискриминированы своим же правительством. Вдобавок к этому краинские автоперевозчики зарегистрировали в Польше подставные фирмы, а украинское правительство ввело для польских конкурентов электронную очередь. 

 

Появление польских фермеров тоже было ожидаемым, и тоже связанным с дискриминацией польским правительством своих предпринимателей в угоду Брюсселю. Накануне парламентских выборов польские сельхозпроизводители требовали от своего правительства ни в коем случае не соглашаться на отмену эмбарго Евросоюза, ограничившего импорт сельхозпродукции с Украины на период с весны по осень. 

 

В начале года польский депутат Михал Урбаняк обвинил правительство в разорении польских фермеров демпингом с Украины, констатировав: «Импорт зерна в 2022 году увеличился в 50 раз».

 

В 2023 году миллионы тонн украинского зерна привели к росту запасов польских аграриев в 2,5 раза (9,7 млн тонн по состоянию на август). Правительство Польши согласилось разгрузить эти склады за минимальную цену (1400 zł). 

 

Польские фермеры провели несколько масштабных акций протеста, не считая локальных кампаний и медийной активности. От официальной Варшавы они требовали не допустить разорения отечественного производителя. После отмены эмбарго ЕС польское правительство ввело национальные санкции в отношении сельскохозяйственного импорта с Украины (зерно и многое другое), что вызвало резкую реакцию украинского руководства. Зеленский с трибуны ООН даже обвинил Польшу и другие страны-участницы национальных эмбарго в помощи Кремлю.  

 

На первый взгляд, требования польских фермеров несостоятельны. Рыночная экономика со свободной конкуренцией и прочими либеральными свободами, в которой убеждает сильнейший – именно так и представлял суть конфликта официальный Киев. 

 

На самом деле, утверждали польские фермеры и ориентирующиеся на них правые партии Польши, речь следует вести о недобросовестной конкуренции и дискриминации сельхозпроизводителей не только Польши, но и всего ЕС. Проблема в том, утверждали они, что «украинское зерно» лишь номинально украинское. Оно выращено на Украине, украинские чернозёмы действительно возделывали украинцы. 

 

Однако это был бизнес западных крупных агрохолдингов через подставные украинские юрлица. Зерновые, подсолнечник и прочее, выращенное и ввозимое на рынок ЕС, производилось без соблюдения строгих требований Евросоюза. Издержки сельхозпроизводства на Украине были меньшими не только за счёт обхода запретов ЕС (в том числе на химикаты), но и занижения оплаты труда, и ухода от налогов. 

 

На Украине для ухода от налогов используется множество схем, часть сбора вовсе не декларируется. Польский коммерсант тоже на выдумки горазд. Например, зерно ввозилось как транзитное, как фуражное и т.д. 

 

В такой истории польский АПК не видит нормальной рыночной конкуренции. Очевиден откровенный демпинг, подкреплённый административным давлением со стороны Еврокомиссии на национальные правительства с тем, чтобы создать привилегированное положение формально украинскому бизнесу, а фактически – крупным западным ТНК. 

 

Мотив и Брюсселя, и Варшавы очевиден – экономически поддержать режим Зеленского хотя бы на время СВО. Метод избран вполне либеральный – вместо денег украинским компаниям, пополняющий украинский госбюджет, дали удочку с доступом к зарыбленному водоёму. 

 

Возможно не любить Россию и даже отрицать ломоносовский закон сохранения материи и движения, что вполне логично после «отмены культуры». Однако факт в том, что за предоставленные украинским компаниям льготы пришлось заплатить польским предпринимателям. Они же оплачивают гешефт западных бенефициаров номинально украинских компаний.

 

Оказалось, что эмбарго польского правительства на сельхозпродукцию с Украины реально не работает. Более того: в 2023 году польские компании увеличили импорт таких номинально украинских товаров. Не совсем понятно, под какими предлогами они ввозились. Вероятно, под таким же, как «санкционка» из ЕС ввозилась в РФ — на формальных условиях транзита. По пути в третью страну груз исчезал или формально ввозился из третьей страны переоформленным. В ноябрьском докладе польской Верховной контрольной палаты отражены объёмы, но не схемы. 

 

Любопытно и то, что ни польская полиция, ни другие силовые структуры даже не пытаются пресекать блокировку на четырёх погранпереходах. Речь о государственной границе, где действуют строгие правила. Очевидно, официальной Варшаве выгодна такая ситуация, позволяющая и польскому электорату реверанс сделать, и Киеву с Брюсселем демократичное орудие давления продемонстрировать. 

 

Не все украинские водители выдерживают многодневные очереди. МИД Украины 23 ноября, после смерти двух дальнобойщиков, направило польским коллегам ноту с требованием разблокировать границу. Брюссель получил из Киева жалобу. Украинская ассоциация международных превозчиков пригрозила польским коллегам судебными исками. Мэр Львова Андрей Садовый написал в соцсети оскорбительный пост на польском – для большей доходчивости, фактически обозвав забастовщиков невменяемыми маргиналами, которые угрожают безопасности ЕС.

 

«Есть ли у Польши смелость, политическая воля и гражданские инструменты, чтобы положить конец этой позорной блокаде Украины?», — спросил львовский градоначальник.

 

Зеленский обсудил проблему с членами правительства и заявил: «Я считаю, что на границе есть сложности, прежде всего, в результате определенных политических шагов, предпринятых нашими соседями. Я думаю, что нам следует проводить очень сбалансированную политику. У нас есть план действий, которому мы должны следовать».

 

«Сейчас на границах новый вызов из-за новых проблем. Я думаю, нам нужно дать время нашим соседям», — снисходительно добавил Зеленский.

 

Польша располагает достаточным временем. Фермеры заявили, что пока правительство не компенсирует им убытки из-за украинского демпинга, пока не выделит субсидии на кукурузу и не снизит сельскохозяйственный налог, то с границы они не уйдут – по крайней мере, до 3 января. 

 

Дальнобойщикам тоже спешить некуда – украинские коллеги уже забрали их контракты. Простой одной украинской фуры обходится в 300-350 евро ежедневно. Только с польской стороны их к середине ноября скопилось около трёх тысяч. Тактика забастовщиков проста – «чем хуже, тем лучше». 

 

На автоперевозки приходится около трети украинского экспорта и около 70% импорта (в стоимостном выражении). Нацбанк Украины констатировал: «Допуская задержки транспорта на текущем уровне, максимальное ежемесячное сокращение оценивается в $160 млн для экспорта и $240 млн для импорта». Время играет против Киева.

 

Украина критически зависит от транзита через Польшу. ВСУ буду обеспечены, но что будет тылу – большой вопрос. Украинские АЗС уже испытывают дефицит газомоторного топлива, которое подорожало на треть и кое-где исчезло. Оно приходит из Польши – как и приличные объёмы бензинов и солярки для реализации обывателям и предприятиям. Другие приграничные страны ЕС не спешат заниматься благотворительностью, особенно учитывая погодные условия и риски, связанные с СВО. 

 

Есть обоснованные сомнения в наличии плана, о котором говорил Зеленский. Вероятно, он имел в виду какой-то другой план. В любом случае, на носу пресловутое «рождественское затишье», которое польские забастовщики накануне сделали особенным.

 

Источник

 
 

 

 

 

Комментарии 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.