2° | 9° Температура: 2°C | 9°C

Поиск

Разное

Память великомученицы Параскевы, нареченной Пятница и другие православные праздники 10 ноября 2017 года

  • Автор Сергей Затишьев

Сегодня церковь совершает празднование в честь великомученицы Параскевы, нареченной Пятница (III век); мучеников Терентия и Неониллы и чад их Сарвила, Фота, Феодула, Иеракса, Нита, Вила и Евникии (249—250 годы); преподобного Стефана Савваита, творца канонов (IX век).

Также 10 ноября – день памяти святителя Арсения I, архиепископа Сербского (1266 год); преподобного Иова, игумена Почаевского (1651 год); святителя Димитрия, митрополита Ростовского (1709 год); священномученика Иоанна Виленского, пресвитера (1918 год); преподобного Феофила Киевского, Христа ради юродивого (1853 год); мучеников Африкана, Терентия, Максима, Помпия и иных 36-ти (III век); священномученика Кириака, патриарха Иерусалимского (363 год); преподобного Иоанна Хозевита, епископа Кесарийского (VI век); священномученика Неофита, епископа Урбнисского (VII век) (Груз.); преподобного Арсения Каппадокийского (1924 год).

Святая мученица Параскева, нареченная Пятницею, жила в III веке в Иконии в богатой и благочестивой семье. Родители святой особенно почитали день страданий Господних — пятницу, поэтому и назвали дочь, родившуюся в этот день, Параскевою, что в переводе с греческого и означает — Пятница. Всем сердцем возлюбила юная Параскева чистоту и высокую нравственность девственной жизни и дала обет безбрачия. Она захотела посвятить всю свою жизнь Богу и просвещению язычников светом веры Христовой. На этом праведном пути суждено было Параскеве, носившей в имени своем память о дне великих Страстей Иисусовых, приобщиться и в жизни Страстям Христовым через телесные муки. За исповедание православной веры озлобившиеся язычники схватили ее и привели к городскому властителю. Здесь ей предложили принести богомерзкую жертву языческому идолу. С твердым сердцем, уповая на Бога, отвергла преподобная это предложение. За это она претерпела великие мучения: привязав ее к дереву, мучители терзали ее чистое тело железными гвоздями, а затем, устав от мучительства, всю изъязвленную до костей, бросили в темницу. Но Бог не оставил святую страдалицу и чудесно исцелил ее истерзанное тело. Не вразумившись этим Божественным знамением, палачи продолжали мучить Параскеву и, наконец, отсекли ей голову.

Святая Параскева Пятница всегда пользовалась у православного народа особой любовью и почитанием. С ее памятью соединяется множество благочестивых обычаев и обрядов. В древних русских месяцесловах и святцах имя мученицы пишется так: «Святая Параскева, нареченная Пятница». Храмы во имя святой Параскевы назывались в древности Пятницами. Наименование Пятниц получали в старину на Руси небольшие придорожные часовни. Простой русский народ называл мученицу Параскеву Пятницей, Пятиной, Петкой. Иконы святой Параскевы особенно почитались и украшались нашими предками. Русские иконописцы обыкновенно изображали мученицу суровой подвижницей, высокого роста, с лучезарным венком на голове. Иконы святой мученицы охраняют семейное благополучие и счастье. По церковному верованию, святая Параскева — покровительница полей и скота. Поэтому в день ее памяти принято приносить в церковь для освещения плоды, которые хранятся потом как святыня до следующего года. Кроме того, святой Параскеве молятся о сохранении скота от падежа. Святая мученика — целительница людей от самых тяжелых душевных и телесных недугов.

Свя­тые му­че­ни­ки Те­рен­тий и Неонил­ла и ча­да их: Сар­вил, Фот, Фе­о­дул, Иеракс, Нит, Вил и Ев­ни­кия пре­тер­пе­ли му­че­ни­че­скую кон­чи­ну от го­ни­те­лей хри­сти­ан­ства в цар­ство­ва­ние Де­кия (249–251). Рев­ност­но ис­по­ве­до­ва­ли они Хри­ста и по­ри­ца­ли идо­ло­по­клон­ство. За это языч­ни­ки под­верг­ли всю хри­сти­ан­скую се­мью страш­ным му­че­ни­ям и пыт­кам, но не до­би­лись их от­ре­че­ния от ис­тин­ной ве­ры. Свя­тые му­че­ни­ки бы­ли обез­глав­ле­ны.

Лич­ность свя­то­го Ар­се­ния име­ла ве­ли­кое зна­че­ние в ис­то­рии Серб­ской Церк­ви и Церк­ви Все­лен­ской. Имен­но он смог сбе­речь и пе­ре­дать уже сво­им пре­ем­ни­кам тра­ди­ции свя­то­го Сав­вы Серб­ско­го как его бли­жай­ший уче­ник и пре­ем­ник. Кро­ме то­го, имен­но бла­го­да­ря ему Ко­со­во ста­ло еще до Ко­сов­ской бит­вы ду­хов­ным цен­тром для сер­бов. Здесь серб­ские влы­ды­ки воз­во­ди­ли свои за­дуж­би­ны – но­вые оби­те­ли во спа­се­ние сво­ей ду­ши. В XVI–XVIII ве­ках Печ ста­л ду­хов­ной сто­ли­цей и для всех пра­во­слав­ных сла­вян Бал­кан, ибо все они вхо­ди­ли в об­нов­лен­ную Печ­скую пат­ри­ар­хию.

Свя­той Сав­ва, ко­гда на­вис­ла опас­ность втор­же­ния та­тар на Бал­ка­ны, бла­го­сло­вил сво­е­го луч­ше­го уче­ни­ка най­ти на юге дер­жа­вы но­вое, бо­лее без­опас­ное ме­сто для Серб­ской ар­хи­епи­ско­пии. То­гда-то свя­той Ар­се­ний и об­лю­бо­вал го­род Печ в Ко­со­во для этой вы­со­кой це­ли. В Пе­чи он по­стро­ил цер­ковь свя­тых апо­сто­лов, освя­тив на­все­гда это ме­сто сво­ей бла­го­дат­ной лич­но­стью. С тех пор этот мо­на­стырь и храм, в ко­то­ром бы­ли по­став­ле­ны мо­щи свя­то­го, ста­ли ду­хов­ным цен­тром все­го серб­ско­го на­ро­да, и имен­но здесь Серб­ская ар­хи­епи­ско­пия пе­ре­рос­ла в пат­ри­ар­хию, чтобы по­том, во вре­мя ту­рец­ко­го ига, объ­еди­нить всех пра­во­слав­ных сла­вян Бал­кан.

Пре­по­доб­ный Иов, игу­мен По­ча­ев­ский, чу­до­тво­рец (в ми­ру Иван Же­ле­зо), ро­дил­ся в се­ре­дине ХVI ве­ка в По­ку­тье в Га­ли­ции. В воз­расте 10 лет он при­шел в Пре­об­ра­жен­ский Угор­ниц­кий мо­на­стырь, а на 12-м го­ду жиз­ни при­нял мо­на­ше­ство. С юно­сти пре­по­доб­ный Иов был из­ве­стен ве­ли­чай­шим бла­го­че­сти­ем, стро­гой по­движ­ни­че­ской жиз­нью и ра­но был удо­сто­ен свя­щен­ни­че­ско­го са­на. Око­ло 1580 го­да, по прось­бе из­вест­но­го по­бор­ни­ка пра­во­сла­вия кня­зя Кон­стан­ти­на Острож­ско­го, он воз­гла­вил Кре­сто­воз­дви­жен­ский мо­на­стырь близ го­ро­да Дуб­но и управ­лял мо­на­сты­рем бо­лее 20 лет в об­ста­нов­ке на­рас­тав­ших го­не­ний на пра­во­сла­вие со сто­ро­ны ка­то­ли­ков и уни­а­тов. В на­ча­ле ХVII ве­ка пре­по­доб­ный уда­лил­ся на По­ча­ев­скую го­ру и по­се­лил­ся в пе­ще­ре непо­да­ле­ку от древ­ней Успен­ской оби­те­ли, слав­ной сво­ей чу­до­твор­ной По­ча­ев­ской ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри. Бра­тия оби­те­ли, по­лю­бив свя­то­го от­шель­ни­ка, из­бра­ли его сво­им игу­ме­ном. Пре­по­доб­ный Иов, рев­ност­но ис­пол­няя долж­ность на­сто­я­те­ля, был кро­ток и лас­ков с бра­тья­ми, сам мно­го ра­бо­тал, са­жал в са­ду де­ре­вья, укреп­лял пло­ти­ны близ мо­на­сты­ря. При­ни­мая де­я­тель­ное уча­стие в за­щи­те пра­во­сла­вия и рус­ской на­род­но­сти, пре­по­доб­ный Иов при­сут­ство­вал на Ки­ев­ском Со­бо­ре 1628 го­да, со­зван­ном про­тив унии. По­сле 1642 го­да пре­по­доб­ный Иов при­нял ве­ли­кую схи­му с име­нем Иоанн. Ино­гда он пол­но­стью за­тво­рял­ся в пе­ще­ре на три дня или на це­лую неде­лю. Иису­со­ва мо­лит­ва бы­ла непре­стан­ным де­ла­ни­ем его крот­ко­го серд­ца. По сви­де­тель­ству уче­ни­ка и со­ста­ви­те­ля жи­тия пре­по­доб­но­го Иова До­си­фея, од­на­жды во вре­мя мо­лит­вы пре­по­доб­но­го пе­ще­ру оси­ял небес­ный свет. Скон­чал­ся пре­по­доб­ный Иов в 1651 го­ду, про­жив бо­лее 100 лет, по­сле пя­ти­де­ся­ти­лет­не­го управ­ле­ния По­ча­ев­ской оби­те­лью. 28 ав­гу­ста 1659 го­да со­вер­ши­лось про­слав­ле­ние пре­по­доб­но­го Иова.

Пре­по­доб­ный Иов По­ча­ев­ский скон­чал­ся 28 ок­тяб­ря 1651 го­да. 28 ав­гу­ста 1833 го­да мо­щи пре­по­доб­но­го Иова бы­ли тор­же­ствен­но от­кры­ты для все­об­ще­го по­кло­не­ния. В 1902 го­ду Свя­тей­ший Си­нод опре­де­лил в этот день об­но­сить свя­тые мо­щи пре­по­доб­но­го Иова во­круг Успен­ско­го со­бо­ра По­ча­ев­ской Лав­ры по­сле Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии.

Свя­ти­тель Ди­мит­рий, мит­ро­по­лит Ро­стов­ский (в ми­ру Да­ни­ил Сав­вич Туп­та­ло), ро­дил­ся в де­каб­ре 1651 го­да в ме­стеч­ке Ма­ка­ро­во, неда­ле­ко от Ки­е­ва, в бла­го­че­сти­вой се­мье и вы­рос глу­бо­ко ве­ру­ю­щим хри­сти­а­ни­ном. В 1662 го­ду, вско­ре по­сле пе­ре­ез­да ро­ди­те­лей в Ки­ев, Да­ни­ил был от­дан в Ки­е­во-Мо­ги­лян­скую кол­ле­гию, где впер­вые рас­кры­лись да­ро­ва­ния и неза­у­ряд­ные спо­соб­но­сти та­лант­ли­во­го юно­ши. Он успеш­но изу­чил гре­че­ский и ла­тин­ский язы­ки и ряд клас­си­че­ских на­ук. 9 июля 1668 го­да Да­ни­ил при­нял мо­на­ше­ство с име­нем Ди­мит­рий – в честь ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ди­мит­рия Со­лун­ско­го. До вес­ны 1675 го­да он про­хо­дил ино­че­ское по­слу­ша­ние в Ки­ев­ском Ки­рил­ло­вом мо­на­сты­ре, где на­ча­лась его ли­те­ра­тур­ная и про­по­вед­ни­че­ская де­я­тель­ность. Чер­ни­гов­ский ар­хи­епи­скоп Ла­зарь (Ба­ра­но­вич) ру­ко­по­ло­жил Ди­мит­рия 23 мая 1675 го­да во иеро­мо­на­ха. В те­че­ние несколь­ких лет иеро­мо­нах Ди­мит­рий под­ви­зал­ся, про­по­ве­дуя сло­во Бо­жие, в раз­лич­ных мо­на­сты­рях и хра­мах Укра­и­ны, Лит­вы и Бе­ло­рус­сии. Неко­то­рое вре­мя он был игу­ме­ном Мак­си­мов­ской оби­те­ли, а за­тем Ба­ту­рин­ско­го Ни­коль­ско­го мо­на­сты­ря, от­ку­да в 1684 го­ду был вы­зван в Ки­е­во-Пе­чер­скую Лав­ру. На­сто­я­тель Лав­ры ар­хи­манд­рит Вар­ла­ам (Ясин­ский), зная вы­со­кую ду­хов­ную на­стро­ен­ность сво­е­го быв­ше­го уче­ни­ка, его об­ра­зо­ван­ность, склон­ность к на­уч­но­му тру­ду, а так­же несо­мнен­ное ли­те­ра­тур­ное да­ро­ва­ние, по­ру­чил иеро­мо­на­ху Ди­мит­рию со­став­ле­ние Че­ти­их-Ми­ней (жи­тий свя­тых) на весь год. С то­го вре­ме­ни вся даль­ней­шая жизнь свя­ти­те­ля Ди­мит­рия бы­ла по­свя­ще­на вы­пол­не­нию это­го по­движ­ни­че­ско­го, гран­ди­оз­но­го по сво­им мас­шта­бам тру­да. Ра­бо­та тре­бо­ва­ла огром­но­го на­пря­же­ния сил, нуж­но бы­ло со­брать и про­ана­ли­зи­ро­вать мно­же­ство раз­роз­нен­ных ис­точ­ни­ков и из­ло­жить их язы­ком, до­стой­ным вы­со­ко­го пред­ме­та из­ло­же­ния и од­новре­мен­но до­ступ­ным всем ве­ру­ю­щим. Бо­же­ствен­ная по­мощь не остав­ля­ла свя­ти­те­ля на про­тя­же­нии его два­дца­ти­лет­не­го тру­да. По сви­де­тель­ству пре­по­доб­но­го, ду­ша его на­пол­ни­лась об­ра­за­ми свя­тых, ко­то­рые укреп­ля­ли его дух и те­ло, все­ля­ли ве­ру в бла­го­по­луч­ное за­вер­ше­ние его бла­го­род­но­го тру­да. Од­новре­мен­но с этим пре­по­доб­ный Ди­мит­рий был на­сто­я­те­лем несколь­ких мо­на­сты­рей (по­оче­ред­но). Тру­ды по­движ­ни­ка об­ра­ти­ли на се­бя вни­ма­ние пат­ри­ар­ха Адри­а­на. В 1701 го­ду ука­зом Пет­ра I ар­хи­манд­рит Ди­мит­рий был вы­зван в Моск­ву, где 23 мар­та в Успен­ском со­бо­ре Крем­ля был хи­ро­то­ни­сан на Си­бир­скую мит­ро­по­ли­чью ка­фед­ру в го­род То­больск. Но через неко­то­рое вре­мя из-за важ­но­сти на­уч­но­го тру­да и сла­бо­го здо­ро­вья свя­ти­тель по­лу­чил но­вое на­зна­че­ние в Ро­стов-Яро­слав­ский, ку­да при­был 1 мар­та 1702 го­да в ка­че­стве мит­ро­по­ли­та Ро­стов­ско­го.

Как и преж­де, он про­дол­жал неусып­но за­бо­тить­ся об укреп­ле­нии един­ства Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, ослаб­лен­но­го ста­ро­об­ряд­че­ским рас­ко­лом.

В его вдох­но­вен­ных тру­дах и про­по­ве­дях мно­гие по­ко­ле­ния рус­ских бо­го­сло­вов чер­па­ют ду­хов­ные си­лы для твор­че­ства и мо­лит­вы. Для всех пра­во­слав­ных хри­сти­ан он оста­ет­ся при­ме­ром свя­той, ас­ке­ти­че­ской, нес­тя­жа­тель­ной жиз­ни. По его кон­чине, по­сле­до­вав­шей 28 ок­тяб­ря 1709 го­да, у него не на­шли ни­ка­ко­го иму­ще­ства, кро­ме книг и ру­ко­пи­сей.

При­чис­ле­ние свя­ти­те­ля Ди­мит­рия, мит­ро­по­ли­та Ро­стов­ско­го, к ли­ку свя­тых со­вер­ши­лось 22 ап­ре­ля 1757 го­да. Празд­не­ство ему уста­нов­ле­но так­же 21 сен­тяб­ря, в день об­ре­те­ния мо­щей.

Свя­ти­тель Ди­мит­рий, мит­ро­по­лит Ро­стов­ский, при­быв в 1702 го­ду на Ро­стов­скую ка­фед­ру, преж­де все­го по­се­тил мо­на­стырь свя­ти­те­ля Иа­ко­ва, епи­ско­па Ро­стов­ско­го (па­мять 27 но­яб­ря и 23 мая). В со­бор­ной церк­ви в честь За­ча­тия Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы он со­вер­шил ли­тур­гию, по­сле ко­то­рой при всех при­сут­ство­вав­ших в хра­ме опре­де­лил на пра­вой сто­роне ме­сто сво­е­го бу­ду­ще­го по­гре­бе­ния со сло­ва­ми: «Се по­кой мой, зде все­лю­ся в век ве­ка». Пре­ста­вил­ся свя­ти­тель Ди­мит­рий 28 ок­тяб­ря 1709 го­да. Несмот­ря на же­ла­ние свя­ти­те­ля, вы­ра­жен­ное в за­ве­ща­нии, ду­хо­вен­ство и жи­те­ли Ро­сто­ва про­си­ли при­быв­ше­го для по­гре­бе­ния ме­сто­блю­сти­те­ля пат­ри­ар­ше­го пре­сто­ла Ря­зан­ско­го мит­ро­по­ли­та Сте­фа­на Явор­ско­го со­вер­шить по­гре­бе­ние в со­бор­ном хра­ме го­ро­да, ря­дом с пред­ше­ствен­ни­ком свя­ти­те­ля Ди­мит­рия, свя­ти­те­лем Иоаса­фом. Мит­ро­по­лит Сте­фан, со­блю­дая за­ве­ща­ние сво­е­го по­чив­ше­го дру­га, на­сто­ял на по­гре­бе­нии те­ла свя­ти­те­ля Ди­мит­рия в ука­зан­ном ме­сте. Од­на­ко до при­бы­тия мит­ро­по­ли­та Сте­фа­на ме­сто по­гре­бе­ния при­го­тов­ле­но не бы­ло, хо­тя со дня кон­чи­ны про­шло око­ло ме­ся­ца. В свя­зи с неот­лож­ным отъ­ез­дом мит­ро­по­ли­та Сте­фа­на из Ро­сто­ва в вы­ко­пан­ной мо­ги­ле был сде­лан на­ско­ро за­го­тов­лен­ный де­ре­вян­ный сруб, в ко­то­ром 25 но­яб­ря бы­ло по­гре­бе­но те­ло свя­ти­те­ля. Это об­сто­я­тель­ство, преду­смот­рен­ное Про­мыс­лом Бо­жи­им, при­ве­ло к ско­ро­му об­ре­те­нию мо­щей. В 1752 го­ду про­из­во­дил­ся ре­монт в со­бор­ной церк­ви мо­на­сты­ря, и 21 сен­тяб­ря при по­чин­ке опу­стив­ше­го­ся по­ла бы­ло об­на­ру­же­но нетлен­ное те­ло свя­ти­те­ля Ди­мит­рия. Ме­сто по­гре­бе­ния ока­за­лось сы­рым, ду­бо­вый гроб и на­хо­див­ши­е­ся в нем ру­ко­пи­си ис­тле­ли, но те­ло свя­ти­те­ля, а так­же омо­фор, сак­кос, мит­ра и шел­ко­вые чет­ки со­хра­ни­лись нетлен­ны­ми. По­сле об­ре­те­ния у свя­тых мо­щей со­вер­ша­лось мно­же­ство ис­це­ле­ний, о чем бы­ло до­не­се­но Си­но­ду, по пред­пи­са­нию ко­то­ро­го в Ро­стов при­бы­ли Суз­даль­ский мит­ро­по­лит Силь­вестр и Си­мо­нов­ский ар­хи­манд­рит Гав­ри­ил для осви­де­тель­ство­ва­ния мо­щей свя­ти­те­ля Ди­мит­рия и про­ис­шед­ших чу­дес­ных ис­це­ле­ний. По­сле­до­вал указ Си­но­да от 29 ап­ре­ля 1757 го­да о при­чис­ле­нии к ли­ку свя­тых свя­ти­те­ля Ди­мит­рия, мит­ро­по­ли­та Ро­стов­ско­го и уста­нов­ле­нии празд­но­ва­ния 28 ок­тяб­ря (день пре­став­ле­ния) и 21 сен­тяб­ря (день об­ре­те­ния мо­щей).

Свя­той му­че­ник Те­рен­тий и его дру­жи­на по­стра­да­ли при им­пе­ра­то­ре Де­кии (249–251). Им­пе­ра­тор из­дал указ, в ко­то­ром по­ве­ле­ва­лось всем под­дан­ным при­но­сить жерт­вы язы­че­ским идо­лам.

Ко­гда этот указ по­лу­чил пра­ви­тель Аф­ри­ки Фор­ту­на­ти­ан, он со­звал на­род на пло­ща­ди, по­ка­зал страш­ные ору­дия пы­ток и объ­явил, что все без ис­клю­че­ния долж­ны при­не­сти жерт­вы идо­лам. Мно­гие, ис­пу­гав­шись му­че­ний, со­гла­си­лись, но со­рок хри­сти­ан во гла­ве со свя­тым Те­рен­ти­ем му­же­ствен­но за­яви­ли о сво­ей вер­но­сти Спа­си­те­лю. Фор­ту­на­ти­ан уди­вил­ся их сме­ло­сти и спро­сил, как они, ра­зум­ные лю­ди, мо­гут ис­по­ве­до­вать Бо­гом То­го, Кто был рас­пят иуде­я­ми как зло­дей. В от­вет на это свя­той Те­рен­тий сме­ло от­ве­тил, что они ве­ру­ют в Спа­си­те­ля, доб­ро­воль­но пре­тер­пев­ше­го Крест­ную смерть и в тре­тий день Вос­крес­ше­го. Фор­ту­на­ти­ан по­нял, что Те­рен­тий сво­им при­ме­ром во­оду­шев­ля­ет дру­гих, и ве­лел за­то­чить его в тем­ни­цу вме­сте с тре­мя его бли­жай­ши­ми дру­зья­ми – Аф­ри­ка­ном, Мак­си­мом и Пом­пи­ем. Осталь­ных му­че­ни­ков, в том чис­ле Зи­но­на, Алек­санд­ра и Фе­о­до­ра, Фор­ту­на­ти­ан ре­шил при­ну­дить к от­ре­че­нию от Хри­ста. Од­на­ко ни уго­во­ры, ни страш­ные му­че­ния не по­ко­ле­ба­ли свя­тых му­че­ни­ков: их жгли рас­ка­лен­ным же­ле­зом, по­ли­ва­ли ра­ны ук­су­сом, рас­ти­ра­ли со­лью, стро­га­ли же­лез­ны­ми ког­тя­ми. Несмот­ря на стра­да­ния, свя­тые не ос­ла­бе­ва­ли в ис­по­ве­да­нии Хри­ста, и Гос­подь укреп­лял их.

Фор­ту­на­ти­ан ве­лел при­ве­сти стра­даль­цев в храм и еще раз пред­ло­жил им при­не­сти жерт­ву идо­лам. Му­же­ствен­ные во­и­ны Хри­сто­вы воз­зва­ли к Бо­гу: «Бо­же Все­силь­ный, про­лив­ший неко­гда огонь на Со­дом за без­за­ко­ние его, ра­зо­ри и ныне этот нече­сти­вый храм идоль­ский, ра­ди ис­ти­ны Тво­ей». Идо­лы упа­ли с гро­хо­том и рас­сы­па­лись, а за­тем раз­ру­шил­ся весь храм. Разъ­ярен­ный пра­ви­тель при­ка­зал каз­нить их, пишет портал Neelov. Му­че­ни­ки, сла­вя Бо­га, пре­кло­ни­ли свои го­ло­вы под меч па­ла­ча.

По­сле каз­ни 36 му­че­ни­ков Фор­ту­на­ти­ан при­звал к се­бе Те­рен­тия, Мак­си­ма, Аф­ри­ка­на и Пом­пия, по­ка­зал им каз­нен­ных и сно­ва пред­ло­жил при­не­сти жерт­ву идо­лам. Му­че­ни­ки от­ка­за­лись. Пра­ви­тель на­ло­жил на них тя­же­лые око­вы и при­ка­зал мо­рить в тем­ни­це го­ло­дом. Но­чью Ан­гел Гос­по­день снял с му­че­ни­ков око­вы и на­пи­тал их. На­ут­ро стра­жа на­шла свя­тых бод­ры­ми и пол­ны­ми сил. То­гда Фор­ту­на­ти­ан при­ка­зал волх­вам и за­кли­на­те­лям на­ве­сти в тем­ни­цу змей и вся­ких га­дов. Стра­жи через от­вер­стие в кры­ше за­гля­ну­ли в тем­ни­цу и уви­де­ли нев­ре­ди­мых му­че­ни­ков, ко­то­рые мо­ли­лись, а змеи пол­за­ли у их ног. Ко­гда за­кли­на­те­ли, ис­пол­няя при­ка­за­ние, от­кры­ли две­ри тем­ни­цы, змеи, не слу­шая за­кли­на­ний, бро­си­лись на них и ста­ли жа­лить. Разъ­ярен­ный Фор­ту­на­ти­ан по­ве­лел обез­гла­вить свя­тых му­че­ни­ков. Хри­сти­ане взя­ли их свя­тые те­ла и по­греб­ли с че­стью за го­ро­дом.

 

Пре­по­доб­ный Иоанн Хо­зе­вит, епи­скоп Ке­са­рии Па­ле­стин­ской (587–596), про­сла­вил­ся сво­ей борь­бой с ев­ти­хи­ан­ской ере­сью, а так­же бла­го­дат­ны­ми да­ра­ми про­зор­ли­во­сти и чу­до­тво­ре­ний. Ро­дил­ся он в еги­пет­ском го­ро­де Фивы и еще юно­шей дол­го под­ви­зал­ся со сво­им де­дом в Фива­ид­ской пу­стыне. Узнав о свя­той жиз­ни Иоан­на, по по­ве­ле­нию им­пе­ра­то­ра его по­ста­ви­ли епи­ско­пом го­ро­да Ке­са­рии. Но свя­той, стре­мясь к уеди­не­нию, уда­лил­ся в Ху­зев­скую пу­сты­ню (меж­ду Иеру­са­ли­мом и Иери­хо­ном) и под­ви­зал­ся там до кон­ца жиз­ни (VI).

Свя­щен­но­му­че­ник Ки­ри­ак, пат­ри­арх Иеру­са­лим­ский, был тем иуде­ем, ко­то­рый по­ка­зал свя­той ца­ри­це Елене ме­сто за­хо­ро­не­ния Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Хри­сто­ва. При­сут­ствуя при об­ре­те­нии Кре­ста, Ки­ри­ак (до Кре­ще­ния он но­сил имя Иуда) ис­крен­но уве­ро­вал во Хри­ста – Бо­га Ис­тин­но­го и стал хри­сти­а­ни­ном. За чи­стую и доб­ро­де­тель­ную жизнь Ки­ри­ак был удо­сто­ен из­бра­ния и воз­ве­де­ния на Иеру­са­лим­ский пат­ри­ар­ший пре­стол.

Во вре­ме­на ярост­но­го го­ни­те­ля хри­сти­ан Юли­а­на От­ступ­ни­ка, в 363 го­ду, Ки­ри­ак при­нял стра­да­ния за ве­ру. По­сле дол­гих пы­ток му­чи­те­ли умерт­ви­ли свя­то­го