СВО Сегодня 08.06.23: почему Россия до сих пор не победила и как она победит?

Специальная военная операция на Украине уже длится год и 4-й месяц. Россия до сих пор не победила, если говорить стратегически, то она увязла на Донбассе, удерживая сухопутный коридор в Крым и не наступая.

СВО конца и края не видать. ВСУ не только перехватили инициативу и перешли в наступление, но начали атаковать изначально российские регионы РФ, сначала беспилотниками, а теперь как Белгородскую область — тяжелой артиллерией. Также ВСУ поставляются с Запада все более мощные и технологичные образцы тяжелого оружия, дальнобойные ракеты и беспилотники.

Многие в России приуныли от таких раскладов. Масла в огонь подливают как военблогеры, так и такие политические деятели как Пригожин. Но это отдельная внутренняя история, освещенная в других статья, оставим её.

Попытаюсь всё рассмотреть максимально объективно и без эмоций, почему СВО идет так и куда она катится.

1. Первый вопрос, почему мы сели в оборону?

Тут ответов несколько. Потому что нам надо накапливать снаряды, раскрутить ВПК, плюс обороняться от летального оружия стран Запада и военного блока НАТО. Грубо говоря, мы не накопили наступательный потенциал, а осенью у нас еще и не хватало резервов личного состава.

Кроме того, украинский режим мобилизовал и обучил огромное число солдат. Если бездумно идти в атаку, можно получить «хук слева». Есть определенная тактика «перемалывания» ВСУ.

2. Второй вопрос, почему мы допускаем обстрелы Белгородской области?

Это. к сожалению, неизбежно, пока она является приграничным регионом. А чтоб сделать её неприграничным регионом, надо проводить наступательные операции. Почему они не проводятся — см. ответ на Вопрос 1. Это же касается обстрелов Донбасса, Запорожья и Херсонщины.

3. Третий вопрос, почему мы оставили о. Змеиный, Киевскую и Черниговскую область, Харьковскую область, правобережье Херсоноской области и Херсон, Красный Лиман, и завязли на Донбассе?

  • Оставление о. Змеиный, а также Киевской и Черниговской области — это был спланированный отвод войск по приказу Верховного Главнокомандующего. С одной стороны, он был связан с зерновой сделкой, с другой — необходимостью передышки и накопления резервов, ликвидации слишком растянутого фронта. Также не стоит забывать, что под Киевом не взяли все предместья, а ВСУ затопили Ирпень, в результате чего наступательные действия с помощью бронетехники стали невозможны. Не было военного смысла там стоять.
  • Оставление Харьковской области и городов — связано с тем, что мы там не сделали укрепрайон и не превращали города в город-крепость. Дабы избежать лишних потерь солдат, плюс не было гарантии лояльности местного населения. Также нам тупо не хватило сил всё удерживать. Быстрые прорывы ДРГ российские части оказались не в состоянии купировать, или просто была высокая вероятность попасть в окружение, поэтому отвели войска. Надо сказать, численность наступавших в несколько раз превышала численность наших сил. Для этого и потребовалась мобилизация. Там были потери техники и пленные, можно считать эту операцию в определенной море поражением, но не разгромом армии, она достаточно оперативно в большинстве своем отступила. Противник потерял до 10 тыс. солдат за несколько дней. Красный Лиман — город ДНР, но его, к сожалению, пришлось оставить, т.к. после падения Купянско-Изюмского фронта он просто был в полуокружении. А «Сталинградов делать не будем» — как сказал. В.В. Путин, это слишком большие потери армии и гражданского населения.
  • Оставление правобережья Херсонской области связано с угрозой затопления региона при подрыве Каховской ГЭС, а также водным «котлом» для российской группировки на правобережье. Речь шла о 20-тысячной группировке, что было достаточно лакомым куском для киевского режима, чтоб устроить у себя экологическую катастрофу.

4. Четвертый вопрос, почему командование не было готово к СВО? Какой вообще её план?

Командование было готово к СВО, но было и несколько сценариев её развития. Первоначальный сценарий был в том, чтобы установить контроль над территориями максимально «вежливо», не создавая дискомфорта гражданскому населению. Но украинский режим и НАТО пошли на жесткую каннибализацию собственного государства, а также активную и бескомпромиссную поддержку Украины коллективным Западом, чтоб не дать реализовать план А. В итоге СВО пришлось корректировать, рассматривая другие планы, план В, например. Поэтому была проведена мобилизация, началась подготовка резервов для долгосрочной войны. Также постепенная коррекция СВО связана с плавной перестройкой жизни общества на военные рельсы, дабы оно не впало в кризис, не начались восстания, которые могут обрушить уже российское государство изнутри. Это сопровождается адаптацией российской экономики к санкциям и перестройкой миропорядка. Поэтому власти отказались от любых резких движений, в том числе СВО. Россия здесь берет столько, сколько способна «переварить» в данный момент.

Стратегические же цели СВО, как неоднократно подчеркивал Путин, его представитель Песков и министр иностранных дел Лавров те же: демилитаризация, денацификация, нейтральный статус, дружественные отношения России с Украиной, обеспечение права русскоязычных, а также признание новых территориальных границ.

5. Пятый вопрос, как добиться выполнения целей СВО?

Их можно добиться 2 путями: военным и мирным. Мирный путь вряд ли возможен, поскольку коллективный Запад является истинным хозяином Украины и не хочет идти с Россией на компромиссы, по крайней мере, пока не исчерпал свой военный потенциал.

Остается военный. В военном отношении нужно победить украинскую армию, а также остановить поток оружия с Запада. Также необходимо, чтоб украинское правительство отказалось от войны с Россией. Нынешний режим этого не хочет, и переговоры с ним невозможны уже юридически. Значит, его придется устранять и брать под контроль территории Украины. Это требует накопления достаточного количества резервов.

6. Шестой вопрос, почему российская армия не бомбит дороги и мосты, ж/д-станции, чтоб прервать снабжение с Запада?

Несколько причин. Пока эта территория не под контролем российской армии — это бессмысленно, это чинится. Второй момент — это требует слишком большого числа ракет, бессистемные бомбардировки инфраструктуры лишь истощат ракетные запасы без ощутимого эффекта. На Украине очень много мостов, на один мост нужно несколько ракет. Ну и третий момент, чтоб что-то разбомбить, особенно в Западной Украине, надо подавить систему ПВО, которая не должна угрожать нашей авиации. Этого еще не достигнуто, поскольку украинское ПВО не защищает население, а скрывается и используется для поражения нашей авиации (пресловутая каннибализация).

7. Седьмой вопрос, почему Россия не применяет ковровые бомбардировки и ядерное оружие на Украине?

Потому что это военное преступление против мирного населения, это запрещено международными конвенциями. Даже без морального аспекта, военные преступления подрывают международную репутацию государства, в том числе в отношениях с дружественными странами. Также неадекватные люди по сравнению с абсолютным большинством населения России в меньшинстве, активны только в соц. сетях. Большинство населения, имеющее в том числе, родственников на Украине, не поймет массового убийства мирных украинцев, это подорвет его моральный дух и вызовет сомнения в целях СВО. А СВО проводится именно как спецоперация для защиты Донбасса и русскоязычного населения, против фашисткого режима на Украине, а не простых украинцев, многие из которых являются тайными сторонниками России и помогают выявлять военные цели российской армии.

8. Восьмой вопрос, как быть жителям приграничья при ситуации постоянных обстрелов?

К сожалению, война есть война, без собственного ущерба её провести нельзя, особенно если противник достаточно серьёзен, — а именно в лице НАТО. Всегда будут потери, будут страдать мирные жители. Поэтому жителям приграничья, а также «серых зон» на данный момент лучше покинуть места проживания, особенно, если их «закрывают» и проводят всеобщую эвакуацию как в Белгородской области. Главное — сберечь свою жизнь и здоровье, а здания и города можно всегда отстроить.

Купирование же угрозы военными средствами связано с готовностью и накоплением резервов — см. ответы на Вопросы 1-4.

9. Девятый вопрос, почему мы не бьем по центрам принятия решений? Где наши красные линии?

Украина и НАТО ведут против России сетецентричную войну. То есть, истинные центры принятия решений — условно, в Рамштайне, Пентагоне. Если мы будем бить по этим центрам, мы спровоцируем ядерную войну, которая нанесет России гораздо более неприемлемый ущерб, чем если как мы проводим войну сейчас. По локальным центрам принятия решений и управления на Украине удары наносятся регулярно. Это одна из приоритетных целей российских ракет и беспилотников.

Все кто ждет победы переходим на сайт ПЕРЕЙТИ

Красные линии заключаются в прямой войне НАТО против России и непосредственной угрозе нашему государству. Это начало ядерной войны на взаимоуничтожение. На данный момент идет прокси-война чужими руками, что является из 2 плохих вариантов наименее худшим (п сравнению с прямой войной с НАТО), так как не ведет к уничтожению российского государства, а позволяет одержать победу.

10. Десятый вопрос, почему Россия не наносит удар по Банковой?

Сам по себе удар по Банковой, которая не является центром принятия решений — является просто акционизмом. С военно-стратегической точки зрения он не имеет смысла и является просто бессмысленной тратой средств поражения. С политической и информационной точки зрения он дает дополнительные козыри для пропаганды врагов о том, что Россия — террористическое государство, а также в определенной мере развязывает руки НАТО через институты ООН «для защиты президента и правительства Украины».

Кроме того, такой неадекватный и недоговороспособный президент как Зеленский, выгоден России со стратегической точки зрения для достижения всех целей СВО без компромиссов, в том числе и в освещении их в международных отношениях с дружественными странами. Его политика «войны до последнего украинца» обрушает рейтинги киевского режима, вызывает негатив в украинском обществе и усталость от войны, формируя более позитивное отношение к установлению мира с Россией.

11. Одиннадцатый вопрос, является ли руководство МО РФ предателями?

Нет, это слишком серьёзные структуры, чтоб там было какое-то массовое предательство на высоком уровне. А некомпетентных высших чиновников и генералов Президент РФ как Верховный Главнокомандующий не стал бы держать на должностях. Но он доверяет высшему руководству МО РФ. А вот на более низовом уровне проводится смена генералитета, переназначение и изменение структуры управления и командования СВО. Про самого Путина все отмечали, что он очень глубоко осведомлен о ходе СВО, а также он лично признавался, что общается по спецсвязи и с младшим офицерским звеном непосредственно на позициях, что опровергает миф «президенту не докладывают». Все разговоры о «предательстве» упираются в вопрос о доверии к Президенту РФ.

12. Двенадцатый вопрос, достаточно ли у России оружия для СВО?

У России достаточно оружия, есть запасы танков, артиллерийских установок, авиации. Военные заводы работают в 3 смены, производя ракеты и боеприпасы. В том числе в сотрудничестве с Белоруссией, где Президент РБ А.Г. Лукашенко неоднократно заявлял, что все микрочипы для ракет Союзное государство спокойно может производить самостоятельно. А его использование связано с военной обстановкой на фронте.

13. Тринадцатый вопрос, когда Россия будет наступать сама?

Нельзя наступать, когда идет наступление противника, сначала надо отобороняться и истощить силы противника в оборонительных сражениях, иначе есть риск обнажения тыла, поражения с «котлами». Сейчас ВСУ проводят наступление, сначала надо купировать его. Потом можно проводить собственное наступление.

14. Четырнадцатый вопрос, почему российская армия не ведет контрбатарейную борьбу? У неё «снарядный голод»?

Определенный «снарядный голод» есть всегда. Потому что есть и противник, который бомбит склады и пытается блокировать подвоз. Но главным образом, идет накопление снарядов для отражения наступления ВСУ, а также собственного наступления. Это было и при переходе к наступлению Красной армии в Сталинградской битве в 1943, когда экономили снаряды и запрещали солдатам их использовать. Также контрбатарейная борьба не ведется, чтоб не вскрыть позиции российской артиллерии перед масштабным наступлением украинских войск.

15. Пятнадцатый вопрос, в МО РФ «паркетные генералы», не умеющие командовать?

Это не так. В МО РФ очень много отличных генералов, с боевым опытом, о которых конкретно говорят очень комплиментарно. «Паркетный генерал» — обобщенный собирательный образ, во многом мифологизированый. Ни одной конкретной фамилии «паркетного генерала» среди действующих не назвал ни один критик. Таких, как Лапин, Суровикин -лично хвалят. Критика начальника объединенных сил СВО Герасимова связана с критикой Пригожина, во многом ангажированной и популисткой, без всяких конкретных аргументов.

16. Шестнадцатый вопрос, как Шойгу может командовать армией если он невоенный?

Шойгу не командует армией непосредственно, он возглавляет Министерство Обороны РФ, у которого круг задач гораздо шире, чем просто военные действия, а армией и боевыми операциями командует Генштаб ВС РФ, состоящий из профессиональных военных.

17. Семнадцатый вопрос, почему российская армия несет много потерь на Украине?

К сожалению, в войне потери есть всегда, так как есть еще и противник. А российская армия и руководство пытается минимизировать эти потери. От этого принимаются решения в том числе и об отступлениях.

18. Восемнадцатый вопрос, хватит ли решения группировки в 300 тысяч человек мобилизованных для решения задач СВО?

Если рассматривать решение задач СВО как поэтапный процесс, то вероятно, может хватить на разных этапах: освобождение Донбасса, освобождение Запорожской и Херсонской областей, зачистка Левобережья и др. Если личный состав беречь и не стачивать в бессмысленных штурмах.

19. Девятнадцатый вопрос, сможет ли выиграть Россия у Запада?

Вполне сможет, если дело не дойдет до ядерной войны с непредсказуемым исходом. Войны выигрывают экономики. Россия отстроила вполне самодостаточную экономику, а Запад сам разорвал все связи и сделал её независимой от себя. Россия компенсирует отношения с Западом отношениями с дружественными странами не-Запада в рамках БРИКС, ШОС. АСЕАН, ЕАЭС, Лигой арабских государств, Африканским союзом, а также сетью двусторонних отношений. Экономика Запада — глобализованная и паразитическая. Разрыв связей с Россией привел её к кризису, а Запад стал утрачивать свое влияние в других странах.

20. Двадцатый вопрос, приведет ли война с Западом к катастрофе России в долгосрочной перспективе?

Нет, экономика России устойчивая, а с течением времени только будут укрепляться альтернативные маршруты. Центры производства и экономических импульсов сместились в Азию, поэтому Россия глобально ничего не теряет. Даже наоборот, сильная евроориентированность не давала полноценно зайти на очень перспективные азиатские рынки.

21. Двадцать первый вопрос, как и когда Россия победит?

Россия победит при разгроме ВСУ и свержении нынешнего киевского режима. Тогда ВС РФ не будут иметь препятствий входить в украинские города и не будет смысла их штурмовать в лоб. К активным наступательным действиям российские войска могут перейти при срыве «контрнаступа» ВСУ.

Генерал Апти Алаудинов считает, что Россия сможет разобраться с Украиной к концу 2023 года.

Комментарии 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.