Гарольд Кузнецов: “Об штандарт фюрера я вытер ноги”

Содержание статьи

Участник Парада Победы 1945-го рассказал об опыте прошлого и настоящего

Гарольд Кузнецов. Фото: ИА PrimaMedia

Исторический Парад Победы, который состоялся 24 июня 1945 года на Красной площади, прошел в дождливую погоду, однако оставил самое солнечное впечатление. Так считает один из 40 тысяч участников — тогдашний воспитанник Орловского суворовского училища Гарольд Кузнецов. Ныне подполковник танковых войск в отставке преподает ОБЖ в средней школе № 60 во Владивостоке, и в интервью ИА PrimaMedia рассказал не только про исторический Парад, но и про осмысление нынешней ситуации — в школе и на войне.

Батька у Батьки

— Гарольд Григорьевич, оба ваших родителя в войну погибли. Чем они вам запомнились?

— Я сын офицера. Отец начал воевать в Гражданскую войну. Из Екатеринослава, который теперь называется Днепр, 16 лет отроду, отправился в войско батьки Нестора Махно. По географии это была ближайшая революционная армия. Его мама собрала паренька в путь, “справила”, как она говорила, отличную шинель, сапоги, и отец ушел к повстанцам, в Гуляй-поле. Через несколько дней бабушка его навестила, отец в лаптях, в каком-то рванье… Раскошелили парня совсем.

Уже через месяц отец присоединился ко Второй конной армии Буденного, где являлся пулеметчиком. Когда пришел мир, закончил военное училище, служил в Севастополе на торпедных катерах, там мы и жили в 1930-е. Но в 37-м отца уволили из армии, за то, что поделился с сослуживцем детскими воспоминаниями о том, как неделю провел у Махно. Сами знаете, что за годы были.  

Вы интересуетесь, откуда у меня такое необычное имя? Мама по профессии актриса, выступала в полтавском театре, пока ее оттуда отец не “похитил”. Потом уже не работала, занималась воспитанием меня с братом. Гарольд — конечно же, ее романтическая идея. Отец бы не придумал.  

В 1939 году мы переехали в Сталино (нынешний Донецк). Отец устроился на комбинат “Сталинуголь”.

— Когда вы по-настоящему почувствовали, что “пришла война”?

— Мы приехали к бабушке, маминой маме, в Харьков 20 июня 1941 года на летние каникулы, а через день началась война. 25 июня меня послали в магазин за молоком. Вприпрыжку двинулся к магазину, как вдруг завыли сирены и по репродукторам сообщили: “Граждане”, воздушная тревога!”. Тогда немцы в первый раз бомбили Харьков.

Я, однако, продолжил идти к расположенному в квартале от нашего дома магазину. Невдалеке взорвалась первая бомба, упал. Не от осколка или ударной волны, просто испугался и споткнулся. Разжал пальцы правой руки, в которой держал бабушкину бутылку для молока с широким горлышком, увидел глубокую рану, из которой ручьем лилась кровь.

Проходящий мужчина схватил меня за раненую руку и, несмотря на то, что бомбежка еще продолжалась, бегом потащил меня к ближайшему медпункту. Добрая женщина-врач, с шутками и прибаутками наложила мне на рану скобки, приговаривая: “Сейчас тебя будут кусать злые мухи”, что-то зашила на ладошке и сделала перевязку. Мне не было больно, и я не плакал. Плакал, когда шел домой и думал получить нагоняй за разбитую бутылку. Но, разумеется, там все были очень рады меня видеть живым.

— Каким образом сложилась ваша судьба в оккупации и после освобождения?

— 18 октября домой в Сталино пришел отец. Он с начала войны под Днепропетровском руководил бригадами, который рыли окопы. На следующее утро папа ушел, днем город заняли немцы. Началась оккупация, которая продлилась почти 2 года.

В мае 1942 года арестовали маму, и уничтожили, как жену красного командира. В Донецке есть шахта № 4/4-бис. Створ — глубиной 320 метров, к сентябрю 1943 года оставалось 60 метров, все остальное было заполнено трупами военнопленных, партизан, евреев и прочих неугодных фашистам советских граждан. Там похоронено свыше 76 тысяч человек, туда немцы сбросили живой мою маму.

Летом 1943 года мы с другом Васькой украли у немцев штык-нож, а это увидел сын старосты. Решили, что надо уходить из дома, иначе — тот все расскажет, убьют. Вася остался дома, я двинулся на восток, к линии фронта.

На шестой день меня поймали немецкие жандармы. Хотя я никакого отношения к партизанам (к своему сожалению), не имел, меня заподозрили в этом. Отправили в концлагерь в городе Харцызск. Обыскивали, здорово били, заставляли признаться, на дознание приезжал даже какой-то высокий начальник из областного центра.

В моем бараке был дед Богомол, он из нашего поселка. Подсунул меня в группу ребят, которые совершили побег. Хотя охранники и стреляли, нам удалось скрыться. Убежал через кукурузное поле, август месяц, растения выше роста взрослого человека. Видимо, немцы уже чувствовали, что конец их близок и особо при поимке не усердствовали. Не ел несколько суток, пока добирался обратно к бабушке. Когда вспоминаю, удивляюсь, каким образом я выжил.

Когда немцев прогнали, от отца пришел запрос о судьбе членов семьи. Приехал офицер, полковой врач, и отвез меня в Орловское суворовское училище, которое дислоцировалось в старинном городе Елец. Почти 4 года проучились там.

С папой завязалась переписка. А когда отец перевел мне тысячу рублей, приличные по тем временам деньги, я их пожертвовал в общую копилку — на строительство боевого самолета. Этот самолет в войну сбил 6 вражеских, пока сам не был подбит. Впрочем, летчик тогда спасся, спрыгнул с парашютом.

Уже после войны нас перевели в Свердловск и суворовское училище переименовали в свердловское. Отец погиб в августе 44-го в боях за Прибалтику. Через годы я получил назначение в 2-й гвардейский танковый полк. Обнаружил в документах, что в годы войны частью командовал мой отец, майор Кузнецов. 

Ботинок на штандарт фюрера

— Почему вы стали участником парада 1945 года?

— Поскольку Елец расположен всего в 400 километрах от Москвы, мы, а также представители Калининского суворовского училища, участвовали в первомайском параде 1945 года. Кстати, это первый случай, когда суворовцы участвовали в парадах.

В конце мая начали готовиться к параду победы, где участвовало уже 4 училища: Орловское, Калининское, Горьковское и Тульское.

Подготовка к параду проходила очень интенсивно. Подъем в 6 утра, маршировали по 6 часов в сутки, еще и учились, по 4 урока в день.

Интересно, что, когда конкретно мероприятие пройдет, нам объявили только за два дня до торжества. Сталин говорил, что главное — ни в коем случае нельзя совмещать парад с 22 июня, днем начала войны. Хотя, вроде бы, хотели провести его несколько раньше, чем получилось в итоге. Но обнаруживались всякие недоделки. В общем же, мне показалось, что парад прошел на очень достойном уровне.

— Поделитесь личными впечатлениями от этого дня?

— Проживали мы в казармах в Марьиной роще, до Замоскворецкого моста нас довезли на автобусе. Около 8 утра заморосил дождь, который продолжался почти весь день. Построились на Красной площади.

За полчаса до начала рядом включили фонтан, его высота более 30 метров, оттуда тоже “шёл дождь”. Вода со всех сторон, форма мокрая, а настроение такое ясное, солнечное… Кажется, все вокруг улыбались. В общем-то, это был один из самых ярких дней в моей жизни.

В строю рядом с нами стоял батальон, который нес знамена разбитых фашистских частей. На правом фланге находился личный штандарт Гитлера с золотым орлом в навершии. Довелось со злостью вытирать ноги об этого самого орла, солдат, который держал флаг, ничего мне не сказал. Вот — он, написано Адольф Гитлер, убийца, под ногами. Так отомстил за отца и за мать.

Такая деталь. Многие наши ребята попросили у бойцов ордена с этих самых фашистских знамен. Которые давались немецким частям за различные победы, в СССР и не только. Маленькие ведь пацаны, 14 лет, интересно, что за игрушка такая. Об этом узнал командир роты Петр Сергеевич Бирюков, вечером спросил, у кого они есть. Ротный сказал: ваши отцы полегли на поле боя против этих самых орденов, этот полк или дивизия убила ваших родителей. Вернули ордена, все до одного — 72 штуки. Офицеры-фронтовики все понимали и воспитывали соответственно.

В последнее время много говорится о закрытии Мавзолея на Красной площади. Мне кажется, что мавзолей — важная, символичная вещь. Очень. 7 ноября 1941 года бойцы шагали мимо мавзолея, а затем отправлялись воевать за Москву. И 24 июня красноармейцы бросали гитлеровские знамена к подножью мавзолея. Если это и не святыня, то место, памятное целым поколениям.

Русскость на уроках

 — Наверняка вам приходится с нынешними школьниками обсуждать спецоперацию и события на Украине. На ваш взгляд, как офицера и уроженца Донецка, хорошо ли вас понимают?

— К сожалению, в нынешнее время воспитание иное. До кого-то все правильно доходит, другие не очень воспринимают. Поскольку родители воспитаны иначе, а основное воспитание дается все же в семье. Если человек воспитывается в духе “я человек мира”, то это самая настоящая чепуха. Как на Руси говорили: “Где родился, там и пригодился”. Нельзя быть русским и не быть патриотом.

Некоторые говорят: “Мне стыдно, что я русский”, а свое будущее видят за рубежом. Но все желания уехать за границу ничем хорошим не заканчиваются, как известно, это быстро приводит к растворению в чуждой среде. К сожалению, нам не хватает в государстве, в школе идеологии, как было в советское время. Патриотизм прививается, но это нечто иное, его недостаточно.

Конечно, на кадетском образовании, которое я долгое время вел в нашей школе, плохо отразилась пандемия коронавируса. Помните, сколько времени занятия проводилось на дому? Смысл кадетства — в воспитании коллектива и коллективом.

— Нужна ли военная подготовка в школах? Или достаточно ОБЖ?

— Скорее всего, военную подготовку включат, как отдельный модуль, в программу ОБЖ. Хотя, считаю, нужен отдельный предмет. Сказать так мне дает право опыт. В декабре 1978 года я уволился из рядов Вооруженных Сил, а 9 января пришел в школу. Учительствую 45-й год, “Отличник народного просвещения СССР”, “Отличник физкультуры и спорта России”.

Как мне кажется, в Министерстве образования России многое делается на показ публике. Якобы, в интересах страны, а на самом деле — много неправильных действий. Если сказать, что там присутствует “пятая колонна”, это, может быть, слишком резкое выражение, но суть передает верно.

Патриотизм прививается на уроках русского языка и литературы, истории и ОБЖ. Остальные предметы можно подгонять под патриотику, но это делать сложновато. Я учился в суворовском училище в 1943-50 годах. Даже в математике и физике у нас присутствовала военная тема. Программы составлялись соответствующим образом. Ведут тему “радиация”, такую же проходим по физике. Изучаем “отравляющие вещества”, то же самое — в химии. Мы, ученики, обменивались мнениями, знаниями по соответствующей тематике друг с другом. Сейчас такого нет и близко, все изучаемые предметы оторваны друг от друга. Начальная военная подготовка нужна также, как и ОБЖ.

Что касается ОБЖ, мы пользовались несколько лет учебниками под редакцией Воробьева. Этот человек работал заместителем министром МЧС, заведовал гражданской обороной. Несмотря на ряд недостатков, в книгах содержится хороший материал. В позапрошлом году ввели учебник Кима и Горского. Уроки оттуда с трудом воспринимается не то что детьми, но и учителями. Там заумные вещи, уровня для студентов 2-3 курса вуза, подается материал в отрыве от жизни. Учитель, между тем, не может выбирать учебники, а обязан пользоваться теми, что предусматривает программа.

К сожалению, в наших учебных программах теряется русскость. Там она не предусмотрена.

— Чего средней школе не достает еще?

— Почему бы не ввести школьную форму? Между детьми огромная социальная разница. У кого-то отец богатый, у другого — почти нищий. Родители одного ребенка могут себе позволить красивую одежду и украшения, а родители второго — нет. Отсюда конфликты между детьми. Которые возникают, тем более, если классный руководитель неопытен.

Восток и Запад

— Среди выпускников 60-й школы есть участники СВО?

— Про всех, кто закончил школу, информации, конечно, у меня нет. Давно был у меня ученик, Денис Хворостенко. Я говорил ему — из тебя офицер не получится. Он начал готовиться, поступил и закончил Благовещенское танковое училище лет 30 назад. Сейчас воюет в Донбассе, в управлении, но на линии соприкосновения с противником.

— В чем суть конфликта на Украине, на ваш взгляд?

— На самом деле, кроме США и Великобритании, никто особенно с нами не желает воевать. Остальные просто пляшут под дудку англосаксов, а те заводилы.

Служил в Эстонии несколько лет. Нормальные местные эстонцы очень хорошо к русским относились. Командир полка, эстонец по фамилии Кууз, прекрасный был мужик. Он войну прошел в Первой эстонской дивизии, а воевала эта часть с фашистами здорово.  

Но хватало и “лесных братьев”, все офицеры в Прибалтике постоянно носили с собой оружие. Много раз полк поднимали по тревоге, и мы шли ловить этих деятелей.

То же самое происходило в Западной Украине.

Несмотря на то, что украинские националистические деятели появились в 19 веке, Украину, как государство, создали Владимир Ильич Ленин и Иосиф Виссарионович Сталин. Донбасс испокон века питал Россию. Там есть все, что хочешь — от угля до хлеба. Веками на Украине решались серьезные государственные вопросы, соответственно, вырастали сильные государственные деятели, которые затем приходили в Москву. В какой-то мере они отделяли Украину от остальной России. А уж когда развалили Советский Союз… Кучма написал книгу о том, что “Украина — не Россия”. Но ведь был Кучма самым настоящим нацистом, несмотря на то, что долгое время работал первым секретарем компартии Украины.

В 1955 году Никита Хрущёв выпустил бендеровцев и других националистов на волю — а их было более 100 тысяч. Постепенно нацисты занимали посты в различных сферах, они проникали в КПСС, в медицину, в образование. Скрыто пестовали свою идеологию. После 1990 года, а, особенно, после переворота 2014 года, на Украине все стало в открытую. Большая вина в том и Горбачева с Ельциным. Они предали все, чем занимались руководители России, начиная от Александра Невского, заканчивая Сталиным. 

Американцы 30 лет накачивали Украину оружием. Я, помню, удивлялся, когда Порошенко заявил: наша армия самая сильная в Европе. Понятно, что после российской, но все-таки.

— С точки зрения военного, оцените ход боевых действий? Чем завершится СВО?

— Полностью поддерживаю действия руководства страны. Как можно делать по-другому? Во время войны надо стоять за свою страну. А не так, как делают некоторые деятели, которые критикуют военное руководство. Конечно, штурмовым отрядам нужны дополнительные боеприпасы, особенно снаряды, ракеты, мины. Но стоит быть скромнее.

Мне кажется, действительно, на начальном этапе допущен ряд просчетов. Допустим, нельзя было начинать наступление, не имея численного перевеса над противником. Считали, что население Украины готово влиться в состав России, а армия перейдет на нашу сторону. Ожидания не оправдались.

На мой взгляд, мы слишком щадим Украину. Ведя войну, надо разрушать крупные железнодорожные узлы, другие коммуникации. Почему у врага до сих пор телевидение работает? Разве нельзя подавить связь?

Две главные цели состоят в том, чтобы уничтожить нацизм и разоружить Украину. Что делать с этой территорией потом? Сохранится ли она в виде государства, либо войдет в состав соседних? Это сложный вопрос.

Комментарии 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.