В Китае считают, что, вернув «День Победы над Японией», Россия ударила в чувствительную для Токио точку

В Китае считают, что, вернув «День Победы над Японией», Россия ударила в чувствительную для Токио точку

Отрадно, что МИД РФ по достоинству «дал отлуп» наглым требованиям японского правительства чуть ли не отменить утвержденный президентом РФ Владимиром Путиным закон о внесении в реестр Дней воинской славы России уточненного названия даты «3 сентября — День Победы над милитаристской Японией и окончания Второй мировой войны (1945 год)». Абсурдны и угрозы Токио о том, что-де закон может спровоцировать «антироссийские настроения в Японии». Ибо усилиями японских властей такие настроения в Японии уже зашкаливают, а дипломатические и политические отношения между двумя странами из-за открыто русофобской политики японского правительства и лично премьер-министра Фумио Кисиды опущены, что называется, «ниже плинтуса».

 

Отвечая на несуразный дипломатический «протест» Токио в адрес правительства России по поводу наименования дня воинской славы, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова  твёрдо заявила: «Попытки повлиять извне категорически неприемлемы, об этом было четко и жестко заявлено японской стороне по дипломатическим каналам».

 

Как отмечают японские обозреватели, в Токио всерьез обеспокоены тем, что празднование «Дня Победы над милитаристской Японией и окончания Второй мировой войны» в России будет проходить одновременно и совместно с китайским «Днем Победы в войне сопротивления китайского народа японским захватчикам» — государственным праздником КНР, который также отмечается 3 сентября.

 

В Поднебесной с пониманием  восприняли появление в календаре Дней воинской славы России даты, восстанавливающей историческую справедливость. Об этом пишет в издании «Гуаньча» китайский политолог, бывший директор Информационного института Шанхайской академии международных исследований, специализирующийся на японской политике и дипломатии, Чэн Хунбинь. В заголовке статьи задается резонный вопрос: «Какое право имеет Япония на введение санкций против страны-победительницы – России?»

 

Автор отмечает, что враждебные действия Японии, направленные против России, вынудили последнюю принять ряд решительных контрмер. Так Москва заставила Токио ответить за враждебность — и заодно напомнила о том, кто потерпел поражение во Второй мировой войне.

 

Характеризуя политику Токио, Чэн Хунбинь указывает: «После эскалации украинского конфликта Токио вслед за Вашингтоном и Европой осудил Москву, наложил на нее санкции и решительно поддержал Киев. Путем преувеличения внешних угроз он пытался способствовать ослаблению контроля над военной мощью Японии, содействовал серьезным изменениям в политике безопасности Соединенных Штатов и всего Запада и преследовал свои геополитические интересы в Азиатско-Тихоокеанском регионе».

 

 Напоминая, что 2 сентября 1945 года Япония подписала Акт о безоговорочной капитуляции перед союзническими войсками на борту американского линкора «Миссури», пришвартованного в Токийском заливе, в статье указывается: «Москва считает, что у Токио, стороны, побежденной в войне, нет никакого права накладывать санкции на страну-победительницу. Япония должна знать свое место, честно выполнять пункт Устава ООН о «вражеской стране» и не действовать безрассудно на международной арене».

 

Автор пишет, что Токио обвинил Россию в том, что она-де  является «разрушителем международного порядка», при этом называя себя «пацифистской страной» и стремясь занять так называемую «моральную высоту». Отвечая на это, Чэн Хунбинь указывает: «Кремль добавил к наименованию годовщины 3 сентября определение «День Победы над милитаристской Японией», тем самым напомнив миру о преступлениях японцев и о том, что это было государство-агрессор и зачинщик войны, получившее статус побежденного в послевоенном международном порядке. Очевидно, что  это сделано и  для того, чтобы подточить ту «моральную вершину», на которую хочет забраться Токио».

 

Важно и то, что в китайской статье обращается внимание на усилившиеся в последние годы на Западе стремление «продвигать антироссийские нарративы в истории Второй мировой войны». «Упомянутый жест Москвы также является одним из шагов по противодействию этой тенденции, и он будет способствовать усилению патриотических настроений среди россиян», — считает политолог.

 

От себя заметим, что попытки японских властей «развенчать» победу Советского Союза во Второй мировой войне стали предприниматься уже вскоре после капитуляции Германии и Японии. В Токио давно представляют участие СССР в войне против Японии как «ненужную акцию», «агрессию», якобы преследовавшую цель отторгнуть от Страны восходящего солнца ее «исконные территории» — Южный Сахалин и Курильские острова, затушёвывая тот факт, что эти земли с екатерининских времен входили в состав Российской империи. При этом от японцев скрывают, что  японское правительство летом 1945 года доводило до сведения Москвы о готовности «расплатиться» с СССР за его неучастие в войне российскими же островами. Боле того, предлагалось пожертвовать и одним из островов японской метрополии – Хоккайдо, на который наша страна не претендовала.

 

В Китае, в отличие от прояпонски настроенных российских политиков, изначально хорошо понимали цели «обхаживания» Москвы в период премьерства Синдзо Абэ. Автор статьи в «Гуаньча» справедливо отмечает, что японская политика на российском направлении преследовала вполне определенные своекорыстные цели по «разрешению территориальной проблемы», то есть  отторжению в свою пользу для начала законно принадлежащих России южнокурильских островов с омывающими их богатейшими ресурсами акваториями. Именно для начала, ибо в используемое в Японии понятие «исконные северные территории» включаются все Курильские острова до Камчатки и Карафуто – южная половина русского острова Сахалин.

 

Понимают в Китае и потайные замыслы Абэ при демонстрации Москве «дружбы и сотрудничества». «У его плана была и скрытая цель: вбить клин между Китаем и Россией, чтобы дать Японии больше рычагов давления на Поднебесную и возможностей для противодействия ей. Но, несмотря на все усилия Абэ, за время его пребывания в должности большого прогресса в решении территориальных споров Москва и Токио не добились. После ухода Абэ в отставку отношения двух государств резко ухудшились.

 

После обострения украинского кризиса Токио решил идти по «темному пути» до конца: он резко изменил свою политику в отношении Москвы и не жалел для этого сил, вслед за Вашингтоном и Европой осуждая и «наказывая» ее. Этот шаг поднял волну антияпонских настроений среди граждан и руководства РФ. В этом году Япония принимала саммит G7 в Хиросиме, а до этого премьер-министр страны Фумио Кисида посетил Украину и пригласил президента Владимира Зеленского выступить на встрече. На этом саммите и других мероприятиях Япония продвигала антироссийскую повестку и была в авангарде лагеря, выступающего против Кремля», — анализирует антироссийскую политику нынешнего правительства китайский политолог.

 

Отмечая, что российские власти больше не намерены терпеть вызывающее поведение токийских политиков, он пишет: «После того как Япония вслед за США и Европой ввела экстремальные санкции против России, Москва усилила значение суверенитета островов (Курильских. – А.К.) в экономике и в военном отношении и прекратила любое сотрудничество с Токио. Японские СМИ цитируют чиновника из своего министерства иностранных дел, который заявил, что все дипломатические усилия обоих государств на протяжении многих лет оказались напрасными, а перспективы улучшения отношений весьма туманны».

 

Оценивая перспективы японо-российских отношений, Чэн Хунбинь указывает, что в России не питают иллюзий по поводу улучшения и развития двусторонних отношений в долгосрочной перспективе: «Исчезло ранее установившееся между двумя странами политическое взаимодоверие, и стала совершенно недостижимой возможность углубления торгово-экономического сотрудничества. Конфликты и конфронтация между Россией и Японией, спровоцированные историческими и территориальными вопросами, в будущем могут обостриться, что определенно негативно скажется на и без того  холодных двусторонних связях».

 

По мнению Чэн Хунбиня, хотя японское правительство уже давно отказалось от всяких надежд на улучшение отношений с Россией, контрмеры Москвы все же превзошли все ожидания Токио и застали его врасплох. Возвращение к празднованию «Дня Победы над милитаристской Японией» он называет «чувствительной точкой», по которой ударила Россия. Однако это не остановит токийских политиков. «Обмен санкциями и контрсанкциями между двумя сторонами, вероятно, в дальнейшем продолжится», — прогнозирует китайский политолог.

 

Комментарии 0

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.